logo

фан-сайт группы

Статьи о группе
С выходом нового альбома, «Love Deluxe», королева романтики вносит ясность в вопросы поцелуев,...
Прямо во время песни, я поняла, что не смогу допеть и мне нужно уйти. Я крикнула: «Простите меня!...
Концерты

В настоящее время группа не ведет концертную деятельность.


Смотрите описание организация командировки руководителя тут.

Шаде появляется из места своего уединённого проживания. Часть 3

Результатом последующего романа с ямайским музыкантом, с которым она познакомилась в Лондоне, в 1996 родилась её дочь Ила, но, к несчастью, тот роман закончился. Это подтверждало житейские трудности для афро-британской женщины, которая, с её сложным внутренним миром, время от времени изо всех сил пыталась почувствовать, что она [кому-то] необходима. Будучи подростоком, она увидела Jackson 5 по телевидению и была “больше очарована зрителями, чем чем-либо, что происходило на сцене. Они притягивали детей, матерей с детьми, стариков, белых, черных. Я был действительно тронута этим”. Побуждаемые желанием выяснить ямайские корни её бойфренда, они посетили Кингстон, но были арестованы за превышение скорости, вернулись домой и развелись. Отношения между этими тремя сейчас напряженные.

Её новый мужчина, Иан Уоттс (Ian Watts), с которым она познакомилась после переезда в Строуд, как она убеждена, Тот Единственный и настоящий сельский житель. “Иан был Королевским Морским пехотинцем, затем пожарным, затем Кембриджским дипломированным специалистом-химиком. Я всегда говорила, что, если бы я только смогла найти парня, который мог бы рубить лес и имел замечательную улыбку, то меня не беспокоило бы, был бы он аристократом или головорезом, до тех пор пока он оставался бы хорошим парнем. Я нашла наконец образованного головореза!” - при этом Шаде хохочет до упаду, и продолжает смеяться над тем, как она видит в воображении свою маму, представляющую кому-то Иана как “‘нынешний бойфренд Шаде’, будто он работал на ленточном конвейере, или кем-то ещё”.

18-летний сын Иана, Джек, живёт с ними в коттедже в Строуде, таким образом они являются современной "ядерной" семьёй. “Иан - действительно Илин папа. Он делает всё те вещи, которые сделал бы папа, и она действительно заботится о нём.” У её дочери есть заботливый отчим и старший сводный брат, которого она обожает. Шаде говорит: “Я чувствую, будто я, наконец, выиграла лотерею."

“Я не тот, кому нужно много денег. Вы могли бы ворваться в этот дом и уйти через получаса, не найдя ничего стоящего, что можно было бы украсть”, - говорит Шаде, и с этим трудно не согласиться. Гостиная на первом этаже её лондонского дома - большое, но мало мебелированное пространство с несколькими белыми обитыми тканью диванами, паркетным полом и почти ничем на стенах. В течение прошедшего часа мы сидели на красном коврике перед однокамерным электрокамином, который по возрасту должен быть таким же, как и она сама. У неё есть несколько из тех старомодных горелок, о которых она говорит: “Они - мои любимцы.”

Бережливость - другая традиционная провинциальная привычка - это её стиль, но вместе с тем она щедра. Как только авторские гонорары выросли, она помогла своей матери купить дом в Клактоне, купила своему брату Бэнджи жильё в Штатах, и поддерживала разных неназываемых друзей в [их] “деловых проектах”. Гастролирующие вместе с ней музыканты комментируют, как справедлива она была в ценном [для них] упоминании их имён в качестве соавторов в написании музыки — редкая вещь в скупом мире бухгалтерии популярной музыки.

Она делала это, абсолютно понимая, что никто из заслуживающих вознаграждения участников [сам] не попросит об этом, “или никогда ничего не пишет обо мне” того, что она им [что-то] не отдала. Это не только персонально-частная черта или чудачество контроля, как она утверждает: “Мне не нравится роль исключительно начальника, [даже] кагда это предполагается”. Она не стесняется говорить о деньгах по существу. “Я всегда хотела иметь деньги. Когда я была маленькой девочкой, я имела обыкновение создавать футбольные "общаки". Но совсем другое дело, когда они у Вас есть и Ваша жизнь больше не завязяана на добывании денег.”

Она совершенна непонятна. Сегодня она одета в простую черную блузку и трудноописуемые черны брюки. Пока мы говорим, она крутит свои собственные сигареты и выдыхает дым в дымоход над пустым камином. (Она бросила курить пять лет назад, но начала снова, поскольку она всегда курила, пока не установит свой новый рекорд.) На улице на дороге стоит её собственный старый приземистый Volvo, на который она поменяла свой старинный BMW после того, как у неё появилась Ила. Её стилист, видео-режиссёр и подруга Софи Мюллер (Sophie Mueller) привыкла говорить, что на колёсах Шаде “передвигается, как младенец в теле женщины”. Трудно представить её в этом Volvo.

Своей здравомыслящей провинциальной головой она понимает, насколько она удачлива. Она разобралась в своей семейной жизни, заработала столько денег, сколько ей нужно, и продолжает создавать музыку в своё свободное время и своим собственным методом. “Это всё ещё имеет смысл? Я думаю, имеет. После каждого альбома я думаю, ‘Хорошо, ещё один, но не больше.’ Но как мне повезло, чтобы в моём возрасте всё ещё делать это без какого-либо давления извне?!”

Её жилище в Строуде - небольшой дом, который она называет “пещерой”, выстроенный из камня авария, который спустя пять лет после того, как она переехала, “доделан, частично. В некоторых местах всё ещё торчат провода”. Она и Иан теперь приводят в порядок соседний сельский дом, "но одному Богу известно, когда мы это закончим”. Она наслаждается спокойной уединённой жизнью в Строуде, где местные газеты не обращают на неё никакого внимания. “Их больше интересует Эдди Игл (Eddie the Eagle), он - более крупная звезда в тех местах, нежели я.” И Ила уважает провинцию. “Она в восторге от лягушек и тритонов и червяков и разных улиток, точно так же, как [в своё время] была и я.”

Как совместить карьеру и семью - сейчас это для неё большой вопрос. “Быть мамой - это самая важная и самая трудная работа, которую я когда-либо выполняла. Я не жалуюсь, но у меня никогда не было няньки. Много лет после её рождения я укладывала Илу спать каждую ночь. Как только она появилась, она стала центром моей жизни.” Она взяла свою пятилетнюю дочь на своё последнее мировое турне в 2002 году, "но я не позволяла ей смотреть какой-либо из концертов, потому что я не хотела, чтобы она услышала людей, кричавших её маме. Она не была готова к этому”. Ила поёт в одном из треков на альбоме Soldier of Love — но Шаде находится в затруднении относительно того, что с ней делать, когда она неизбежно примется настаивать, чтобы поддержать её новый альбом с большим турне.

Она утверждает, что любила выступать, поскольку её концерты были последним ответным ударом её критикам. “Независимо от того, что любой мог бы сказать обо мне, когда я чувствую теплоту, возвращающуюся мне от зрителей, особенно в Америке, я думаю, что это гораздо важнее всей этой ерунды. Фактически я предпочитаю теперь петь вживую, я чувствую себя намного более комфортно, чем чувствовала [раньше]. Я имела обыкновение немного цепенеть и волноваться по поводу своего вокального исполнения, словно я не изучила [этот] "язык" должным образом.” Сегодня, Шаде чувствует себя превосходно, находясь дома, сама с собой. “Теперь мне намного проще самовыражаться.”

Если Вам понравилось интервью, предлагаем посетить фан-сайт группы Celtic Frost. Данный фан-сайт является лучшим сайтом о группе в рунете.

© Русскоязычный фан-сайт группы Sade. Копирование информации разрешено только с прямой и индексируемой ссылкой на первоисточник.
Контакты | Друзья сайта