logo

фан-сайт группы

Статьи о группе
С выходом нового альбома, «Love Deluxe», королева романтики вносит ясность в вопросы поцелуев,...
Прямо во время песни, я поняла, что не смогу допеть и мне нужно уйти. Я крикнула: «Простите меня!...
Концерты

В настоящее время группа не ведет концертную деятельность.


Шаде: Затворница с зелёных пустошей. Часть 1

Иногда она просыпается задолго до рассвета и, не открывая глаз, прислушивается к звукам, доносящимся из тихих комнат и сада. Этот старый дом в пригороде Лондона, окружённый травянистыми пустошами, - её необитаемый остров, её пристанище, её сладкая тюрьма. Бывают дни, когда Хелен вообще никуда не выходит…

Эти звуки она знает наизусть – характерный скрип железных пружин кровати, в которой ворочается дочка Ила на втором этаже, надсадное тиканье будильника в изголовье, мерное хлопанье на ветру оторванной доски забора – её мир имеет строгие границы. Но эта замкнутость жизненного пространства, которой она ограничила себя абсолютно сознательно, помогает Хелен обрести гармонию и счастье. Сегодня она почти научилась быть счастливой без мужчин… Рядом с дочерью, в этом изолированном жилище. «Неужели ты нашла себя среди тыквы и метёлок астильбы?» - шутят её друзья, музыканты Пол и Стюарт. Она в ответ смеётся. Ребятам кажутся странными её увлечение огородом, возня в саду и любовь к одиночеству. Они регулярно наведываются к ней на репетиции (в подвале оборудована студия звукозаписи), прихватив ящик пива и модные журналы. Иногда им даже удаётся вытащить Хелен на ночную дискотеку…

Британская пресса окрестила легендарную певицу Хелен Фолашаде Аду таинственной затворницей. Никто не знает, как протекает её жизнь, и главное – никто не понимает, зачем ей это нужно. Это самое «зачем» догие годы мучило и её саму, лишь недавно она, пожалуй, сумела себе ответить…

Её родители встретились в Лондоне в 1957 году. Отец, профессор экономики Бизи Аду, приехал в английскую столицу из Нигерии слушать курс лекций, но на первом же семинаре почувствовал себя плохо и угодил в больницу. Придя в себя и открыв глаза, мистер Бизи увидел склонившееся над ним солнце в образе рыжеволосой веснушчатой медсестры Энни Хейз. Девушка бережно положила на его лоб холодный компресс и попросила выпить горсть разноцветных таблеток. Поначалу Бизи пытался сопротивляться, упрашивая врачей лечить его исключительно теми средствами, которые дала в дорогу мать – пучок сухой травы со сморщенными синими ягодками, желтоватый порошок неизвестного происхождения и перехваченные шнурком крючковатые корешки. Врачи, естественно, не соглашались, но Бизи, беспомощно распластанный на постели, уверял: его мать Соланы – великая трвница и главный лекарь в его родовом племени йоруба, она способна вылечить любой недуг.

Мольбы пациента впечатлили, пожалуй, лишь юную Энни – она оказалась благородным слушателем, и вскоре чернокожий нигерийский профессор и рыжеволосая английская медсестра безумно влюбились друг в друга. Увольняясь, прежде стеснительная Энни явилась к директору клиники такой, какой прежде её никто не видел, - с распущенными волосами, в холщовой робе, расшитой деревянными бусинами, и с побрякивающими на поясе амулетами. Директор поинтересовался, по какой причине лучшая студентка медицинского университета внезапно прерывает практику и за пять минут до получения диплома мчится в неизвестном направлении. «Я уезжаю в Нигерию, к мужу. Прощайте!»

Мать часто вспоминала эту историю, и Хелен не раз возвращалась к ней мыслями, сравнивая себя с Энни. Её отчаянный побег в никуда… А разве Хелен сама не поступала всегда точно так же, когда, влюбившись, мчалась на край света за счастьем?

…Жизнь родителей, поселившихся в городе Ибадан, в сотне километров от Лагоса, протекала трудно. Соплеменники Бизи не хотели принимать белокожую чужестранку. Свекровь, получившая от Энни в подарок целую коллекцию лекарств на все случаи жизни, приняла её за сумасшедшую. Пожилую Солану ужасало в снохе всё – огненные волосы, белая как снег веснушчатая кожа, умение ловко останавливать кровотечение некой прозрачной жидкостью из подозрительной склянки, снимать больв желудке раствором белого порошка, который пахнет известью. Ей также не нравилось, что сын представляет жену как «вернувшую ему сердце».

Солана не раз давала понять жене сына: ты здесь чужая, надолго не задержишься. Впрочем, Энни и сама это чувствовала… Даже когда родила сына Банджи и дочь Фолашаде, которую упорно называла Хелен, ситуация не изменилась. Друзья мужа с ней не общались, подруг завести не удавалось. Да и сам Бизи стал потихоньку отдаляться от прежде любимой жены. Энни всё чаще отсиживалась дома, боясь выйти даже во двор, чтобы не столкнуться с косыми взглядами соседей и родственников. Семья не захотела впустить её в свой клан.

Через несколько лет Энни и Бизи приняли решение расстаться. Забрав детей, молодая англичанка уехала домой, но и там не удалось избежать косых взглядов. Пришлось снова убегать. В дальнем пригороде Холланд-он-Си на одинокую белую женщину с двумя чёрными детьми не обращали особого внимания, она сняла дом и устроилась сиделкой в местную больницу.

В Хелен чудесным образом смешались яркие краски и черты родителей – у неё была светло-шоколадная кожа с россыпью веснушек, чёрные волосы и глаза. В английской школе её дразнили негритянкой, а когда она приезжала на каникулы к бабушке в Нигерию – белой. Сама Хелен думала: « Я будто вне игры, ни с кем». У неё не было ни друзей, ни подруг – никого, с кем она могла бы переброситься словом, кроме матери, брата, бабушки…

Бабушка Солана, невзлюбившая сноху, в своей миниатюрной внучке просто души не чаяла. Та с открытым ртом внимала её рассказам о высшем небесном правителе Олоруне, божестве ветра Янсане, целебной силе трав, охотно обучалась древней магии, пению и ритуальным танцам! Маленькая Хелен (бабушка звала её по-своему – Шаде) устраивала ей концерты с переодеваниями и угощала английским мармеладом, на который крепко подсадила неискушённую в западных сластях старушку.

А сколько времени вдвоём с Соланой они проводили на огороде! Выпалывали сорняки, окучивали картошку, бобы и тыквы. У каждого растения есть своё имя и своя душа – так говорила мудрая бабушка. Она считала, что всё вырастает исключительно благодаря душевному общению с человеком… Предчувствовала ли маленькая Шаде, что спустя многие годы она поселится в сыром пригороде Лондона и разобьёт там свой чудо-сад. И, как бабушка, будет проводить целые дни, копаясь в земле и разговаривая с зелёными побегами?

Этот дом она купила лет десять назад. Он значился самым последним в списке агента по недвижимости.

- Груда дырявых стен посреди гнилого сада! – махнул он рукой, явно не рассчитывая, что его знаменитая клиентка захочет отправиться по размытым ливнями дорогам в графство Суррей. Но Хелен не могла отвести глаз от фотографии симпатичного обветшалого домика посреди зелёной пустоши, окружённой старыми дубами. Именно так и должно выглядеть её личное пространство! Островок в поле, а вокруг – ни души.

Сегодня дом Шаде близ городка Уитли – её убежище, её кокон. Здесь раскинулся дивный сад, подрастают тыквы Мэри и Дорис, кабачки Питеры и стройная армия солдатиков-спаржи. Здесь она впервые за многолетнюю кочевую жизнь обрела покой, которого прежде была лишена. Спасибо бабушке Солане, которая сумела привить внучке любовь к земле, научить садоводству.

Шаде часто вспоминала свою бабушку. Солана как-то подметила: «Ты ни чёрная, ни белая, ты – посередине. Будешь мыкаться долгие годы, пока не найдёшь себя настоящую и отыщешь любовь. Долго будешь «никем и нигде». Неужели бабушка действительно обладала даром предвидения, а карты таро, что хранились в широком кармане её кухонного передника вместе с мелкими монетками кобо и нанизанными на растрёпанную бечёвку сухими какао-бобами – главным талисманом Соланы, говорили правду? Многие события своей последующей жизни Шаде сверяла с тем, что когда-то говорила бабушка, - сбывалось почти всё… Читайте не менее интересные интервью от группы Amon Amarth, на официальном сайте группы.

© Русскоязычный фан-сайт группы Sade. Копирование информации разрешено только с прямой и индексируемой ссылкой на первоисточник.
Контакты | Друзья сайта